Храм святителя Арсения Тверского

Страница настоятеля



Протоиерей Александр Шабанов - православный священник, писатель, исследователь, номинантом премии им. М.Е. Салтыкова-Щедрина за книгу «Болеславлев. История одного дня» (2019).

О. Александр родился в 1969 г., учился в Тверском государственном университете, рукоположен в 1992 г. Занимал должность председателя Миссионерского отдела Тверской епархии, шестнадцать лет издавал газету «Православная Тверь», в настоящее время – директор МАНО «Тверской хоспис «Анастасия».

Отец Александр занимается исследованием кельтского и древнеирландского христианства, его работы многим открыли мир средневековых святых «изумрудного острова», которые подвизались на скалах в океане, отправлялись в далекие миссионерские путешествия и доходили даже до пределов Северо-запада Руси.

Работы отца Александра о литературе и современных тенденциях православного литературного творчества, об Ирландии, о смысле бытия России и о том, как современный русский человек может устроить свою духовную и интеллектуальную жизнь.



Книги отца Александра:


Болеславлев.
История одного дня

Скеллиг Майкл.
Монастырь в океане.

Кораблики
святому Брендану.

В данном разделе будут размещаться тексты докладов и выступлений отца Александра, а также отдельные отрывки из его книг и произведений.


Оценённое милосердие
(Николай Лесков и святой Иоанн Кронштадтский)

Leskov photo JoanKronshtadskiy photo

… Кронштадтский священник очень хорошо сделал, что отказался от дальнейшего преследования судом больного…
Н.С. Лесков


Тема "Лесков и Церковь", как в литературоведении, так и в социологии религии популярна. Николай Семёнович был уникален тем, что всегда оказывался вне мэйнстрима интеллектуальных поисков своих современников, "плыл против течения": "Я не хочу нравиться публике. Пусть она хоть давится моими рассказами, да читает", – говорил он. Давились, читали. Лесковская инаковость оборачивалась положительными результатами.

Дело, прежде всего, в том, что он не был "копировальщиком", и Церковь он описывал, а не воспевал. Лесков жил внутри Церкви с фонарём в руке левой, с пером – в правой, и фонарь Николая Семёновича отбрасывать китайские тени был просто не приспособлен. Повести, статьи, рассказы от этого получались реалистичными, что кого-то восхищало, а некоторых повергало в панику.

Внук и правнук православных священников, он признавался в своей "счастливой религиозности" (См.: "Атобиография"): "Я не враг Церкви, а её друг и покорный преданный сын и уверенный православный", - писал Лесков. Он пристально следил за своей земной Родиной и не менее внимателен был, когда наблюдал за "духовным Отечеством", делая это, повторимся, "изнутри". Его внимание привлекали, как правило, специфические факты, личности, события. "Есть многое, что щекочет нёбо писателя", как заметил однажды Бодлер.


читать далее...


Святой Патрик – Просветитель Ирландии – и его День

Я просыпаюсь сегодня
Великою силою
Призыва Троицы Святой
И верю в Триединство
И исповедую Творца…

Лорика (гимн) Св. Патрика


17 марта западный христианский мир отмечает День Св. Патрика, Просветителя Ирландского. В православных календарях празднование приходится на 31 марта и третью неделю по Пятидесятнице, когда совершается память Всех Святых, в земле Британской Просиявших, и оно никак не связано с привычными в Европе и США весёлыми карнавалами. Св. Патрик во второй половине XX века объединил многих христиан различных конфессий, для которых принципиальным остается почитание Христа Спасителя.

Всё дело в личности этого святого и тех людей, что необъяснимым образом чувствуют связь с ним, и в том, что с XIX века стало принято называть «кельтским христианством» и наследием кельтской Церкви.

Жизнь каждого человека, особенно если исторически он отдалён, интересна, а учитывая специфику отдаления, – неожиданно интересна. (Как предложение, в котором хочется поставить точку с запятой (;), – поскольку того требует «высший синтаксис».) По-видимому, это связано с тем, что она не похожа на нашу (не «совпадает»), но всегда хочется узнать, как другой человек использовал «шанс её прожить», предоставленный всем. Чем наполнил «часов и дней неумолимый бег» (Киплинг), какие люди, вожди, книги, поэты его окружали, куда и как далеко «заводила речь» (Бродский).


читать далее...


«Библейский олень» святого Михаила
(К 695-летию убиения в Орде
Великого Князя Михаила Ярославича Тверского)

Призваны не потому, что святые, но святы, потому что призваны.
Блаж. Августин


Ни один произнесённый, воспроизведённый на бумаге, "вывешенный" в рунете публичный текст не обходится без цитат. Ничего странного или дурного в цитировании нет, более того, в нашей письменной традиции последних десятилетий опус подобного жанра без ссылки-цитаты какой-то "неполный" и вызывает если не подозрение, то недоверие. Сам текст эти цитаты зачастую разваливают из-за своей "случайности" или двусмысленности, затуманивая ясное и конкретное, превращая в лозунги. К сожалению, это произошло и сословами из Евангелия: "Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за други своя" (Ин. 15, 13), – которые воспроизводят, когда речь заходит о наших святых князьях, от первых страстотерпцев до Императора Николая II.

В этом году исполняеся 695 лет со дня убийства – не казни, не кончины, не "завершения жизненного пути", а именно, по всем деталям, подлого и жестокого убийства в Орде Великого Князя Тверского Михаила Ярославича. Ближе к 5 декабря начнут появлятьсяпубликации на эту (особенно в последние 25 лет) не остывающую тему. Стали "подзабываться" новомученики, а судьба святого князя всё так же остаётся объектом интеллектуальных раздоров. Имена, даты, военные термины, политические концепции авторов статей, кинофильмов, театральных постановок – приблизительно одни и те же. Выводы различные, за исключением одного: никто не оспаривает святости Михаила Ярославича. Святым его признали уже в 1340 году, то есть за 200 лет до Макарьевских Соборов, по причине многочисленных чудес и за что-то ещё такое неуловимое, совершенно понятное средневековому тверитянину и ускользающее от современного взгляда. Святой нимб не оспаривается никем, но и вразумительного объяснения ни от кого толком не получить. И дело это не нынешнее. Ещё в 1822 году Кондратий Рылеев сочинил незамысловатый по форме, наивный, а с теологической точки зрения, совершенно бессмысленный стих:

Князь скончался жертвой мщенья,

С той поры он всюду чтим.

Михаила за мученье

Церковь празднует своим.

("Дума")


читать далее...


«НЕТЛЕННАЯ ЖИЗНЬ В ОСТЫВШИХ ЧЕРНИЛАХ»
Заметки о Пушкине

Pushkin photo

Александр Сергеевич, я о вас скучаю.

С вами посидеть бы, с вами б выпить чаю.

Вы бы говорили, я б, развесив уши,

Слушал бы да слушал.


Вы мне все роднее, вы мне все дороже.

Александр Сергеевич, вам пришлось ведь тоже

Захлебнуться горем, злиться, презирать,

Вам пришлось ведь тоже трудно умирать.

Георгий Иванов


В 1831 году Пушкин читал рукопись книги князя Петра Андреевича Вяземского «Фон-Визин» и, исполняя просьбу дорогого друга, оставлял свои критические замечания. Среди множества одобряющих «прекрасно!», «превосходно!» – есть возражения, пространные рассуждения и свойственные пушкинской весёлости пометы. В одном месте Вяземский довольно резко противопоставляет критические взгляды Фонвизина на французских энциклопедистов мнению английского историка Эдуарда Гиббона. Не вступая в спор и даже не обсуждая детали, Пушкин выразил своё мнение лаконичным обращением к князю: «Сам ты Гиббон!». Так часто поступают дети, не желающие ввязываться в никчёмное, по их счёту, препирательство, или просто по благодушной лени.

Пушкин, кажется, смеялся. Тем смехом, о котором Брюллов говорил: «Какой Пушкин счастливец! Так смеётся, словно кишки видны» (А.С. Пушкин в воспоминаниях современников. – М., 1974. – Т. 2. – С. 315.).

Х5.

У Вяземского (позднего) есть строки, которые своего рода документ пушкинской прямой речи, мудрого предостережения:

"Зачем глупцов ты задеваешь? –

Не раз мне Пушкин говорил, –

Их не сразишь, хоть поражаешь

В них перевес числа и сил.

Ты только им к восстанью служишь,

Пожалуй, раньше кой-кого.

Что ж? Одного обезоружишь,

А сотня встанет за него".


читать далее...


«Свифт Ирландская любовь
К 270-летию со дня кончины писателя
и 290-летию «Гулливера»

Svift photo

Только земля Ирландии могла родить такой яростный, беспощадный патриотизм.

У.Б. Йейтс


«Путешествия Гулливера» написал рассерженный ирландец английской крови, преданно любивший свою землю, её людей, сердечно страдавший и тщательно сокрывавший свои переживания под маской горького насмешника и литературными приёмами памфлетиста. Старый чосеровский приём: улыбка циника, способного внезапно разрыдаться. Только в ирландской голове мог родиться замысел такого безграничного Гулливера. «Путешествия» закончились в XVIII веке, а эхо от них не собирается затихать.

Выбирая между литераторами, которые просто много писали, говорили, занимались «литературной политикой», чтением лекций о своём или чужом творчестве, и теми, кто неустанно трудился, «ходил в присутствие» и на службу, опасно путешествовал, жил в изгнании, тянул лямку воинской жизни, но при этом неизменно сочинял, ткал невидимую подкладку своей будущей вселенной, – я предпочитал вторых первым.


читать далее...


Лесков и «ювенальная юстиция»
(история одной статьи)

Leskov photo

Пусть не секут отцов, если они не справятся одеть детей в школу.
Н.С. Лесков


Первые попытки ввести нечто отдалённо напоминающее «ювенальную юстицию», т.е. систему узаконенных государственных репрессий в отношении «недобросовестных», по мнению того же государства, родителей, в России предпринимались давно, ещё во второй половине XIX века. Это было связано с деятельностью созданных в 1864 г. земских учреждений.

Русская интеллигенция, возлагавшая большие надежды на реформаторские возможности земств, активно обсуждала вопрос о «введении обязательного обучения грамоте», прежде всего, среди крестьян, получивших «свободу» 1861 года. По этому поводу высказывались В.И. Даль, Л.Н. Толстой, К.Д. Ушинский, Н.А. Корф и многие другие. Пристально за дискуссией наблюдал министр народного просвещения Д.А. Толстой. Он поручил известному русскому педагогу, другу Ушинского, Андрею Степановичу Воронову, подготовить в Учёный комитет министерства народного просвещения документ на обсуждаемую тему. Воронов составил записку: «О введении обязательного обучения по ходатайствам некоторых земских собраний». Комитет собрался 25-26 ноября 1874 г., в количестве 18 заседателей, среди которых были философ Н.Н. Страхов, поэт А.Н. Майков и «самый русский из наших писателей» Н.С. Лесков. Если бы не педантичность и привычка Николая Степановича к ежедневной «литературной работе», мы об этой истории ничего бы и не узнали.


читать далее...


"Гавань" Валентина Берестова (К 85-летию со Дня рождения)

Valentin Berestov photo

Отнеситесь к стихам Берестова как можно серьёзней. Так никто не умеет.
А. Ахматова.


Однажды в "соборной", тоесть в застольной священнической компании, где ведутся самые различные, в том числе полушутливые, разговоры, с непременными историями, анекдотами и пространными поучениями, мне припомнилось и я прочиталберестовское четверостишье:

О Божия Матерь,

О Матерь Христа,

Храни папу с мамой,

Меня и кота.

И пусть он поймает мышь,

Которую Ты не хранишь.

Сотрапезники этой псевдонаивной строфе тогда улыбнулись, кто-то определил её как "вполне миссионерскую", а один "маститый" протоиерей с богословским чувством юмора возразил: "Как это "не хранит"? Конечно, хранит, – и, выдержав паузу, подмигнул "соборянам", – для кота хранит!" Так впервые в, казалось бы, наивных детских стихах Валентина Дмитриевича для меня обнаружилось их духовное измерение. Чуть позднее, и это было уже настоящее открытие, прочитал:

Если хочешь пить, то колодец копай.

Если холодно станет, то печь истопи.

Если голоден, то испеки каравай.

Если ты одинок, то чуть-чуть потерпи,

И потянутся путники по одному

И к воде, и к теплу, и к тебе самому...


читать далее...


Колонка о Льюисе

Klaiv Lewis photo

Мне нравится лёгкий слог, потому что и так накопилось много фальшивого благочестия. Слишком торжественно, слишком сусально говорят на священные темы.
К.С. Льюис. (Из интервью)


В числе памятных дат наступившего 2013 года одна особенная, поскольку "двойная". Точнее, даты две, но имеют они отношение к одному человеку. В ноябре следует вспомнить имя Клайва Стейплза Льюиса. Автору "Нарнии" исполняется 115 лет со дня рождения (29/XI-1899), и 50 лет, как он завершил свой "земной путь паломника" (22/XI-1963). Надеюсь, о нём скажут не только филологи, теологи и любители "фэнтэзи", но и те, кто привык обычно проводить конференции, устраивать кинолектории и разного рода презентации. В любом случае, как "информационный", этот повод – один из лучших для 2013 г.

Энциклопедия или интернет-справочник сообщает о Льюисе не так уж и много, поскольку он из числа тех людей, чья духовная биография восхищает гораздо более, чем перечень дат житейских коллизий. Для читателя – то, что он пережил, в сущности, не важно – важно, что из пережитого он сохранил и как об этом рассказал...


читать далее...


Новогодний Вяземский, щасливый
К 135-летию со дня кончины Петра Андреевича Вяземского
(1792 – 1878)

У скучной тётки Таню встретя, К ней как-то Вяземский подсел И душу ей занять успел…
(А.С. Пушкин. «Евгений Онегин», гл. VII)


В 1820 году князь Пётр Андреевич пишет дяде Пушкина, милому и бесталанному Василию Львовичу (Ходасевич), новогоднее поздравление в стихах:

Василий Львович, милый! Здравствуй!

Я бью челом на Новый Год!

Веселье, мир с тобою царствуй…

В день, когда, по словам Вудхауза, дух веселия и привета окутывает планету, Вяземский, следуя «романтической традиции» русской поэзии первой половины XIX века, как игрушки на зеленой ели, развешивает имена греко-римских богов, героев и просто известных персонажей древности. Шарики отливают Вакхом, Фебом, Минервой, Гиппократом, Еврипидом и проч. Но ёлка-то русская, следовательно, «подарки» скрыты под её шатровыми ветвями. Адресат, а вслед за ним читатель этого протодекабристского самиздата, ветки непременно раздвинет и обнаружит княжеские пожелания:

Пусть баре варварства не холят,

И не невежничает знать…

– пусть будут, – говорит поэт, –

…исправники в судах исправны,

Полковники не палачи,

Министры не самодержавны…

– это понятно и вполне актуально, а дальше – по-вяземски изящно, но туманно:

А стражи света – не сычи.

«Новогоднее литературоведение» как жанр – явление пока не состоявшееся, потому детально комментировать послания пушкинскому дяде, который, ко всему прочему, в простодушном самохвальстве давал дамам обнюхивать свою напомаженную голову («Воспоминания»), не станем. Задержимся кратко на самом его авторе, чей юбилей был почти не замечен, но чьё бесконечное достоинство отдельной души достойно внимания и почтения.


читать далее...


Огонёк боярышникового фонаря
Памяти Шеймаса Хини
(1939 – 2013)

Seamus Justin Heaney

Каждый человек – всего лишь губка,
но губка, пропитанная слезами.

Джон Донн. Проповедь 7-я.


30 августа 2013 года в Ирландии умер Шеймас Хини. Он ото-шёл к Богу у себя на Родине, в предместьях Дублина. Из Священного Писания мы знаем, что ТАМ, где он теперь, никто не женится, не выходит замуж, не ест и не запивает виски «Гиннессом». Но, быть может, в тех краях сочиняют, точнее, продолжают сочинять, используя иные звуки, и одна из небесных наград заключается не только в блаженном пребывании на «лоне Авраама», но и в сложении песен для новых слушателей. И если для поэтов у Господа в самой главной библиотеке устроен особый уголок, скажем – зимний сад, оранжерея, то именно там Хини теперь почитает что-нибудь из последнего, земного, своим учителям – Каванаху, Элиоту, Одену; друзьям: Милошу, Бродскому – и выслушает суждения всех ирландских филидов, от древних дней до Александра Кармихаэла.

В день кончины Шеймаса Хини мне сообщили об открытии ожидаемой ирландской визы. В паспорте появился круглый синий штемпель посольства с неизменной кельтской лирой.Символы других стран – зверобоги, птицы, слетевшие со страниц Бестиария, – пафосны и уродливы, а лира, чей изначальный первовариант выставлен в Тринити - Колледже столицы Изумрудного острова, звучит, как песня - пропуск из древнего ирландского стихотворения: «Пойдём со мной, друг дорогой, плясать и петь в Ирландию». Теперь нужно было лететь, только без радостной музыки,как посещают дом дальних родственников, ещё опечаленных утратой, с тихой заупокойной молитвой. На девятый день я отслужил панихиду по новопреставленному поэту - католику (есть в третьей части Требника «последование» за усопших неправославных христиан). А уже чуть позднее была и сама Ирландия, горы Уиклоу, Глендалох, где перед входом в Собор святого Кевина (VI век) под огромной зелёной елью, рядом с деревянной статуей преподобного выставлена наклонная табличка со строчками Хини:

Есть притча про святого и дроздов:

Святой молился, стоя на коленях,

Крестом расставив руки и застыв

В усердном размышлении, как вдруг

Дроздиха на ладонь к нему спустилась,

Снесла яйцо и храбро угнездилась…

(Пер. Г. Кружкова)


читать далее...


«Запечённый в хлебе»

Seamus Justin Heaney

Не умел я притворяться,
На святого походить,
Важным саном надуваться
И философа брать вид.
Г.Р. Державин
(«Признание»)


Гаврила Романович Державин – из числа тех классиков, которых перечитывают, по большей части, любители поэзии, способные за «архаикой» различить не эстетический кульбит, высоколобость или эпатаж, а то, что хочется назвать просто «величием». Поэт непременно имеет свою полку в «символьной» подборке – библиотеке филолога, имперского политика и религиозного писателя. В отличие от произведений Капниста или Богдановича, державинские строфы в цитировании имеют абсолютное превосходство. Самому себе Державин выдал откровенный, но очень изящный карт-бланш:

Вот тот летит, кто, строя лиру,

Языком сердца говорил,

И, проповедуя мир миру,

Себя всех счастьем веселил.

(«Лебедь»)

Гаврила Романович воспарил в русской поэзии XVIII в., убеждённый сам и сообщающий-предупреждающий всех, за ним наблюдающих, что «пиит не есть догматик, он говорит иногда загадочно, подразумеваемо, кратко, а иногда с некоторою свободою или вольностью»....


читать далее...